Украинские ОЯТ и РАО – затерянные во времени

«Нет ничего более постоянного, чем временное». Это высказывание как нельзя лучше описывает ситуацию, сложившуюся с обращением с отработавшим ядерным топливом и радиоактивными отходами в нашей стране.

За более чем четверть века независимости украинские власти так и не поняли, что весь ядерный актив в виде атомной генерации и радиоактивный пассив в виде отходов аварии на ЧАЭС и продуктов жизнедеятельности АЭС – это единый комплекс вопросов. Вместо этого проблему с ОЯТ и РАО мы чаще всего решаем по кусочкам, преимущественно за чужой счет, стараясь отсрочить принятие решений на потом.

Сама проблема, как нетрудно догадаться состоит из двух крупных блоков: первый – это отработавшее ядерное топливо (ОЯТ) наших АЭС, а второй — радиоактивные отходов, среди которых львиная доля – наследие аварии на ЧАЭС, а также продукты эксплуатации атомных станций и других промышленных объектов, работающих с источниками радиоактивного излучения.

 Не до конца отработанное решение

Атомная энергетика за последние несколько лет стала залогом стабильности энергосистемы нашего государства. Около 60% всей электроэнергии вырабатывают именно АЭС. Однако успешная эксплуатация – это лишь одна сторона медали. Стабильная работа атомных станций также напрямую зависит от замены отработавшего топлива на свежее. . В среднем ежегодно из наших реакторов выгружается около 300 т отработавших топливных сборок. По весу – это почти знаменитый самолет-гигант – «Мрия», хотя объем они занимают значительно меньший.

Долгое время большая часть ОЯТ украинских АЭС отправлялась на длительное хранение и переработку в Россию. Собственное «сухое» хранилище для отработавшего топлива имеет только Запорожская АЭС. Аналогичные пристанционные хранилища, начиная с 2000 гг. планировалось построить на каждой АЭС. Однако потом было принято решение строить Централизованное хранилище отработавшего ядерного топлива для трех АЭС в зоне отчуждения ЧАЭС. Подготовка к реализации проекта растянулась почти на 15 лет. А его общая стоимость за это время в долларовом эквиваленте повысилась в 9 раз.

Наиболее свежий проект, утверждённый Кабмином в 2017 г., обойдется НАЭК «Энергоатом» в $1,4 млрд. долл. Главная задача ЦХОЯТ – длительное хранение отработавшего ядерного топлива, из которого со временем мы планируем получить в процессе переработки ценные элементы для повторного использования при производстве свежего топлива для АЭС. Попутным бонусом официальные лица называют возможность экономии $130-150 млн. в год, которые мы сейчас платим за вывоз, переработку и длительное хранение ОЯТ в России.

В то же время эксперты обращают внимание на ряд других аспектов, связанных с проектом. Прежде всего, по словам сопредседателя Фонда энергетических стратегий Дмитрия Марунича, необходимость строительства ЦХОЯТ обусловлена еще и расширением использования топлива компании Westinghouse на украинских АЭС. «Если российское топливо, согласно двусторонним договоренностям сейчас вывозится в Россию на переработку, то американское топливо они принимать не смогут. Это противоречит как их законодательству, так и американскому, которое фактически не оставляет другой альтернативы, кроме хранения их топливных сборок в стране, где они были использованы», — отмечает эксперт.

Также он отмечает, что при такой высокой стоимости и запланированных сроках реализации проекта на протяжении 16,5 лет ЦХОЯТ долгое время не будет приносить ожидаемой экономии. По словам эксперта, строительство ЦХОЯТ – это не решение проблемы, а лишь отсрочка, которая переносит основную нагрузку по переработке и утилизации топливных сборок на будущие поколения украинцев.

Тонкости переработки

В соответствии с концепцией, принятой в нашей стране, ОЯТ не относится к радиоактивным отходам, а считается потенциальным ценным ресурсом. Дело в том, что в процессе переработки облученного в реакторах топлива выделяются ценные элементы, которые могут быть повторно использованы для изготовления свежего топлива.

Однако, как отмечает старший научный сотрудник Института геохимии окружающей среды НАН Украины Юрий Ольховик, Украина не владеет и вряд ли в обозримом будущем сможет освоить такую технологию. «Это очень наукоемкий и затратный по финансам и времени процесс, который мы вряд ли когда-либо организуем. Поэтому переработку ОЯТ нам нужно будет вести со странами, владеющими соответственными технологиями и производственными мощностями», — подчеркивает эксперт. На данный момент в мировой атомной отрасли лидерами в этой сфере являются Франция и Россия.

С российскими предприятиями у Украины есть договоренности по переработке и длительному хранению ОЯТ. В то же время, нашими чиновниками была озвучена инициатива провести переговоры о возможности переработки нашего ОЯТ с французами. «Нужно понимать, что переработка ОЯТ — это очень сложный процесс, связанный с серьезными рисками. Именно поэтому такими технологиями владеют считанные страны в мире. Поэтому нельзя просто взять топливные сборки, отличные от тех, с которыми вот уже много лет работают предприятия Areva, и запустить в переработку. Для этого необходима разработка технологии, адаптация мощностей, комплекс научных изысканий. Все это неизбежно скажется на экономике переработки», — обращает внимание эксперт.

Кроме того, по его словам, переработка – это только очередной шаг к глобальной цели мировой атомной отрасли – созданию замкнутого ядерно-топливного цикла. Речь идет не только об использовании ценных элементов переработки ОЯТ в качестве сырья для свежего топлива, но и о «дожигании» наиболее радиоактивных элементов, содержащихся в РАО, в реакторах на быстрых нейтронах. «В России сейчас работают два таких реактора, кроме того в ближайшее время там планируют запустить в строй новый комплекс по переработке топлива с реакторов ВВЭР 1000, на котором будут производить, в том числе, фабрикацию топлива для «быстрых» реакторов», — рассказывает Олег Зотеев. По его словам, успешная работа в этом направлении позволит решить важнейшую проблему отрасли – накопление ОЯТ и РАО, а также снизит зависимость от природных источников урана.

Хранилища которых нет

Возвращаясь к проблеме обращения с уже накопленным 3,5 млн куб. м радиоактивных отходов, эксперты отмечают, что из-за хронического недофинансирования соответствующей госпрограммы в Украине до сих пор нет необходимых хранилищ для высокоактивных отходов. Большинство проектов в этом направлении было реализовано при содействии международных доноров и финансовых организаций. Это и арка-укрытие над аварийным блоком ЧАЭС и комплекс «Вектор» по обращению с отходами аварийной станции, и хранилище ионизирующих источников излучения (медицинских и промышленных предприятий).

Средства же государственный накопительного фонда по обращению с ОЯТ и РАО наши чиновники со свойственной им непосредственностью, в 2015 г. лишили целевого статуса. В результате чего более 4,5 млрд. грн. перечисленных в него Энергоатомом растворились в бюджете.

Между тем важнейшие задачи так и остались нереализованными. Речь идет о строительстве хранилища для высокоактивных отходов (продукты переработки нашего ОЯТ), которые мы после 2022 г. должны в соответствии с существующими договоренностями и международными правилами начать принимать из России.

И, наконец, в Украине до сих пор отсутствует даже на бумаге, проект глубинного геологического хранилища для высоко и среднеактивных отходов. Согласно нормам МАГАТЭ, именно наличие такого хранилища считается приемлемым решением проблемы захоронения ВАО на протяжении нескольких тысяч лет. Как отмечает Юрий Ольховик, на данный момент в Украине есть только предварительные наработки по оценке двух площадок в чернобыльской зоне для организации шахтного и скважинного захоронения ОЯТ и РАО. При этом, государство за все время не выделило на эти исследования ни копейки. Между тем, такие страны как, Швеция, Финляндия и Россия уже строят геологические хранилища, которые планируется ввести в эксплуатацию до 2035г.

Очевидно, что полумеры, откладывание решения проблем обращения с ОЯТ и РАО на 50-100 лет – это достаточно удобный подход на короткой дистанции, но вот можно ли его назвать государственным?